Н.М. Ефимова. Русский космизм о природе жизни и смерти : Н. Федоров, К. Циолковский, А. Платонов

Ефимова Наталья Михайловна. Русский космизм о природе жизни и смерти : Н. Федоров, К. Циолковский, А. Платонов : диссертация … кандидата философских наук : 09.00.03. – Киров, 1996. – 176 с. РГБ ОД

Содержание к работе:

Введение. 3-17

Глава первая. Проблемы жизни и смерти в философии

Н. Федорова 18-68

1. Учение о психократии. Опыт критики 18-42

2. Проект воскрешения умерших. Проблемы жизни

и смерти 42-68

Глава вторая. К. Циолковский. Жизнь и смерть в космичес
ком измерении 69-115

I. Атомы — носители вечной жизни. Смерть как “иллюзия разума” 69-93

2. От жизни-страдания — к бесконечному непрерывному счастью 93-115

Глава третья. Живой телесный космос А. Платонова 116-145

1.0 космизме А. Платонова , И 6-123

2. Смерть как “возвращение”…. Живой телесный космос А. Платонова 123-145

Заключение. Н. Федоров, К. Циолковский, А. Платонов: моменты общности 146-156

Библиография 157-116

Введение к работе:

XX век — это век космонавтики и бурного развития научно-технического прогресса, но в то же время это и век тоталитарных и авторитарных режимов и реальной угрозы глобального экологического кризиса. Именно поэтому серьезное осмысление проблем взаимоотношения человека и природы, отношений внутри человеческого рода, поиск альтернативы современно^ й цивилизации с ее пронизывающим все социальные отношения отчуждением, — становятся сегодня все более и более актуальными.

При поиске решения данных проблем не обойтись без возвращения к традициям, которые сложились при обсуждении волнующих нас тем в мировой мысли и в отечественной культуре, многие страницы которой мы открываем для себя сегодня заново. Одной из них является философия русского космизма.

Термин “русский космизм” получил распространение в 80-х годах нашего века. Вначале его относили главным образом к трудам русских естествоиспытателей (КЗ. Циолковский, В.И. Вернадский, АЛ. Чижевский и др.), но с выходом из забвения имени Н.Ф. Федорова, чему способствовали большая исследовательская работа С.Г. Семеновой, переиздание в 1982 году под редакцией А.В. Гулыги и с предисловием С.Г. Семеновой некоторых работ философа отдельной книгой, термин “русский комизм” получает более широкое значение. Он начинает использоваться также для характеристики работ отдельных русских философов, сыгравших существенную роль в развитии отечественной культуры конца Х1Х-начала XX веков.

В литературе пока нет общепризнанного определения русского космизма как философского направления. Так, В.В. Казютинский считает, что “космизм слишком многомерен, чтобы его смысл можно

было выразить единственной фразой”, поэтому он предлагает рассматривать космизм “как одну из глубинных тем или универсалий мировой культуры, пронизывающих всю историю, …как феномен гетерогенный, объединяющий или, точнее, сцепляющий идеи связи человека и космоса, различные социокультурные феномены и представленный не одним, а многочисленными образцами”1. Близка к такому подходу ОД. Куракина, которая предлагает следующее определение: “Русский космизм — это тысячелетняя отработка в Русской метакультуре мировоззрения живого нравственного В с еединства человека, Человечества и Вселенной в их отношении к Творцу и творению”2.

С.Г. Семенова для того, чтобы избежать безмерного расширения этого философского течения, выделяет, по ее мнению, основополагающее для русского космизма качество мироотношения. Этим качеством является “идея активной эволюции, т.е. необходимости нового сознательного этапа развития мира, когда человечество направляет его в ту сторону, в какую диктует ему разум и нравственное чувство”3. С.Г. Семенова считает поэтому, что это направление, возможно, правильнее определить не столько как космическое, сколько как активно-эволюционное. Человек в этом направлении предстает как “существо еще промежуточное, находящееся в процессе роста, далеко несовершенное, но вместе с тем сознательно-творческое, призванное преобразовать не только внешний мир, но и собственную природу”4.

1 Казютинский В. Космизм, космонавтика и перспективы цивилизации. // Общественные науки и современность. -1990. – МЬ 8. – С.
144.

2 Куракина ОД. Русский космизм как социокультурный феномен. – М: 1993. – С. 9.

3 Русский космизм: Антология философской мысли. – М.: 1993. -С. 4.

4 Там же.-С. 4.

A.B. Гулыга сводит данное философское направление к следующим идеям:

и 1. Человек — космическое существо. Освоив Землю, он проникает в Космос. Становясь фактом космического бытия, он несет ответственность за судьбы Вселенной, ее самопознание и развитие.

1.

Человечество единый организм. Наступление космической эры устраняет насилие в отношениях между людьми и народами, приводит к исчезновению войн.
2.

Человек — не предел эволюции. Биологические факторы дополняются социально-техническими, в результате чего достигается преодоление смерти и возникновение нового типа мыслящих существ. Человек превращается в сверхчеловека”1.

Таким образом, если выражаться совсем кратко, можно сказать, что программа космистов заключается в выходе в космос, установлении мира на Земле и в достижении бессмертия. А.В. Гулыга считает, что русские космисты подготовили нравственные предпосылки для освоения космоса.

Ф.И. Гиренок определяет в качестве важнейшего момента в этом направлении то, что “русский космизм, пожалуй, впервые стал обосновывать идею объединения людей, обращаясь за аргументами не к социально-политическим или идеологическим теориям, а к идеям экологического порядка. По отношению к природе люди выступают как единое целое вне зависимости от социально-экономических и идеологических расхождений”2.

Мы в своей работе будем придерживаться определений русского космизма, которые дают С.Г. Семенова, А.В. Гулыга, Ф.И. Гиренок в своих исследованиях.

1 Гулыга А.В. Уроки классики и современность. – М.: 1990. – С.227.

2 Гиренок Ф.И. Русские космисты. // Философия и жизнь. -1990.-№2.-С31.

В целом можно сказать, что русский космизм — это совокупность идей, направленных на объединение человечества на основе равноценности людей независимо от расы и других биологических особенностей, социального положения; на выработку новых форм общественных отношений, основанных на гармонии, а не на противопоставлении людей друг другу или природе. Человек, его разум выступают как продукт космической эволюции, и эта эволюция продолжается и в наше время. В связи с этим разрабатываются идеи о преобразовании человека, в том числе его физического облика, совершенствование его интеллекта, исследуются возможности и способы достижения человеком бессмертия.

Данному течению философской мысли принадлежат такие философы и ученые, как Н.Ф. Федоров, А.В. Сухово-Кобылин, НА. Умов, КЗ. Циолковский, В.И. Вернадский, АЛ. Чижевский, В.Н. Муравьев, А.К. Горский, НА. Сетницкий, Н.Г. Холодный, Ф.И. Купревич, А.К. Манеев и др.1 Многие исследователи также подчеркивают присутствие идей космизма, в частности идей Н. Федорова, в творчестве таких писателей, как В. Брюсов, М. Горький, Н. Заболоцкий, В. Маяковский, Б. Пастернак, А. Платонов, В. Хлебников2.

Семенова пишет, что можно обнаружить идеи, близкие русскому космизму, в философском наследии мыслителей русского религиозного возрождения — B.C. Соловьева, ПА. Флоренского, С.Н. Булгакова, НА. Бердяева.

1 См. об этом: Русский космизм: Антология философской мысли. -М.: 1993.

2 См. об этом: Гиренок Ф.И. Русские косм исты. //Философия и жизнь. – 1990. № 2; Гулыга А.В. Уроки классики и современность. – М.: 1990. – С. 222-233: Семенова С.Г. Николай Федоров: Творчество жизни.-М.: 1990.

Как мы уже отмечали, одной из ведущих тем в работах русских космистов является проблема преодоления смерти и достижения бессмертия. Эта проблема выступает важнейшей в творчестве Н. Федорова, К. Циолковского, А. Платонова.

Н.Ф. Федоров (1829-1903) — своеобразный и весьма противоречивый мыслитель. Личность Федорова высоко оценивалась Л.Н. Толстым, Ф.М. Достоевским, М. Горьким, В. Соловьевым, Н. Бердяевым, С. Булгаковым, П. Флоровским, В. Зеньковским, однако идейное наследие Н. Федорова ими характеризуется не однозначно. Н. Бердяев пишет, что “Проект” Федорова в том виде, каком он его развивает, совершенно неприемлем; это утопия и фантастика”1, но, с другой стороны, “независимо от того, как оценивать самый “проект” воскрешения у Н. Федорова”, есть в нем “высшая нравственная истина”2, в другом месте он пишет о том, что “воскрешающие силы есть в русском духе. Н. Федоров был вершиной выражения этих воскрешающих сил”3. Н. Бердяев считает, что “явление Федорова будет признано знаменательным для духа России, для ее сокровенных стремлений и чаяний”4.

С. Булгаков пишет, что “Проект” (Н. Федорова — Н.Е.) есть …первая молитва к Богу о воскресении, первый зов земли к небу о восстании умерших, и радостно думать, что в мире уже был Федоров со своим “проектом”. И хотя “по букве”, т.е. по конкретному содержанию и предложенным Федоровым способам воплощения, С. Булгаков отвергает федоровский проект “общего дела”, тем не менее он считает, что этот проект дорог “как движение сердца и воли, как молитва и вдохновение”. Поэтому “в окончательном отношении к учению Федорова ощущается невольная противоречивость: при всей неприемлемости, даже чудовищности “проекта” он не может быть и просто отринут, ибо с ним связано нечто интимное и нужное”1.

1 Бердяев НА. Русская идея. // Вопросы философии. -1990. –
№2.-С. 120.
2 Бердяев НА. О назначении человека. – М.: 1993. – С. 224.
3 Там же. – С. 304.
4 Бердяев НА. Русская идея. // Вопросы философии. -1990. -№2.-С. 120.

Согласно Г. Флоровскому, “у Федорова много ярких и немало верных мыслей, и много чутких догадок и наблюдений…. В критике и в своих исканиях Федоров часто бывает прав”, но тем не менее, считает Г. Флоровский, “Дело” он (Н. Федоров — Н.Е.) измыслил себе соблазнительное и напрасное … И блеск мечты не есть пламень благодати…”2.

И среди современных исследователей нет однозначности в подходе к философскому наследию Н. Федорова, оценки его “проекта” носят часто полярный характер. В.П. Пазилова, анализируя “Философию общего дела” Н. Федорова, обнаруживает “бесчеловечность федоровского учения” и пишет, что это учение не выходит за пределы религии и должно поэтому быть предметом критики, осуждения и обличения. Исследователь СР. Микулинский хотя и считает, что Н. Федоров, несомненно, интересное явление в истории русской философской мысли, придерживается, однако, мнения, что “учение Федорова — религиозно-консервативная утопия; оно антинаучно, поскольку исходит не из изучения реальности, а из надуманных схем”3.

1 Булгаков С.Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения. -М.: 1994.-С. 316.

2 Флоровский Г.В. Пути русского богословия. – Париж: 1988. -С. 330.

3 Микулинский СР. Так ли надо относиться к наследству? //Вопросы философии. – 1982. – № 12. – С 156.

В то же время А.В. Гулыга отмечает “устремленность учения Федорова к правде и свету, его важную роль в развитии отечественного космического мышления’4.

С.Г. Семенова, характеризуя Н. Федорова как философа “невозможного и небывалого”, пишет, что он “был настоящим поэтом высокой мечты, всегда бросавшим человечество вперед”2 и считает, что “наследие Н. Федорова поразительно национальное по своим прозрениям и устремлениям и вместе с тем (а возможно, и поэтому) достигающее уровня универсальных, мировых идей”3.

Таким образом, мы видим, что актуальность объективного исследования учения Федорова “Философия общего дела” не исчезла и в наши дни.

Константин Эдуардович Циолковский (1857-1935) — представитель естественнонаучного направления в русском космизме. Философские взгляды ученого составляют с его научными идеями единый сплав, единую картину мира. Им впервые наиболее отчетливо поставлен вопрос о “космизации” этики, полагал, и сформулирована мысль, что все вопросы человеческого бытия необходимо рассматривать с космической точки зрения, как в плане влияния космоса на человечество, так и общества на внеземное пространство.

Основой всей космической философии К. Циолковского, его космической этики является утверждение, о том, что “нет ничего важнее, как наше счастье и счастье всего живого в настоящем и будущем”1, “всеобщее счастье” — вот цель мировоззренческих размышлений К. Циолковского.

1 Гулыга А.В. Русский космизм: наследие и наследники. // Гулыга А.В. Уроки классики и современность. – М.: 1990. – С. 226.

2 Семенова С.Г. Николай Федоров: творчество жизни. – М.:1990.-С. 381.

3 Русский космизм: Антология философской мысли. – М.: 1993. -С. 64.

Отношение к философскому наследию К. Циолковского также неоднозначно. Ряд исследователей считает, что рассуждения К. Циолковского часто просто примитивны, фантастичны и поэтому не заслуживают пристального внимания, может быть этим можно объяснить то, что его статьи и письма философского содержания до последнего времени почти не публиковались. Однако А.В. Гулыга пишет, что несмотря на то, что “под пером Циолковского рождалось порой нечто непонятное на первый взгляд, требующее комментариев и пристального изучения, …пора приступить к изучению наследия Циолковского во всем объеме, во всей сложности. Необходимо научное издание его философских работ, серьезное их обсуждение”2.

При всестороннем анализе философского и научного наследия К. Циолковского мы сможем открыть новые стороны, идеи, концепции, которые ранее либо не были поняты, либо не привлекли внимание исследователей, и тем самым получить более реальную и объективную картину философской мысли К. Циолковского.

Особое место в ряду представителей русского космизма занимает Андрей Платонович Платонов (1899-1951). С.Г. Семенова указывает, что “он (А. Платонов – Н.Е.) не просто писатель с философскими интересами. Андрей Платонов обладал редким по цельности и убежденности мировоззрением, прямо связанным с традицией активно-эволюционной, космической мысли”3.

Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы рассмотреть решение проблемы преодоления смерти и достижения

1 Циолковский КЗ. Очерки о Вселенной. – М.: 1992. – С. 20.

2 Гулыга А.В. Русский космизм: наследие и наследники. // Гу
лыга А.В. Уроки классики и современность. – М.: 1990. – С. 229.

3 Семенова С.Г. Николай Федоров: творчество жизни. – М.:
1990.-С. 364.

бессмертия в работах Н. Федорова, К. Циолковского и А. Платонова.

Мы будем обращать внимание, во-первых, на то, в каком проблемном контексте возникает тема преодоления смерти. Предварительно зафиксируем, что у Н. Федорова это было связано с переходом от “неродственного состояния мира” к обществу психократии; у К. Циолковского же речь идет об устранении страдания в космосе.

Во-вторых, мы будем обращать внимание на те особые онтологические допущения и предпосылки — касающиеся природы жизни и смерти, соотношения тела и сознания, общего устройства мира,

— которые вводятся данными философами при решении проблемы
преодоления смерти.

Рассмотрению двух опытов преодоления смерти — Н. Федорова и К. Циолковского — будут посвящены первая и вторая главы диссертации.

В третьей главе пойдет речь о присутствии космического мировоззрения в произведениях А. Платонова, именно о тех общих представлениях об устройстве мира, о природе жизни и смерти, о человеке, которые стоят за своеобразием языка писателя, в частности за описаниями смерти.

Степень разработанности темы. Литературу по исследованию русского космизма условно можно разделить на две группы. Первая группа — это исследования по русскому космизму в целом.

Такой подход к проблеме русского космизма осуществляется в работах А.И. Алешина, Ф.И. Гиренка, Н.К. Гаврюшина, А.В. Гулы-ги, В.Н. Дуденкова, ОД. Куракиной, В.В. Казютинского, ВЛ. Прохоренко, С.Г. Семеновой, Л.В. Фесенкова, М. Хагемайстера.1

1 Например, Гиренок Ф.И. Русские космисты. // Философия и жизнь. – 1990. -Mb2; Гулыга А.В. Русский космизм: наследие и наследники. // Гулыга А.В. Уроки классики и современность. – М.: 1990.

– С. 222-233; Дуденков В.Н. Русский космизм. Философия надежды и
0 проблеме жизни и смерти и о достижении личного бессмертия в контексте русского космизма писали И.В. Вишев, В.В. Минеев, П.И. Новгородцев, А.К. Манеев, И.Т. Фролов1.

Вторая группа — работы, посвященные творчеству конкретного представителя данного течения. Первые крупные исследования жизни и творчества Н. Федорова относятся к началу века, среди них в первую очередь следует назвать работы его учеников Н.П. Петер-сона и В А. Кожевникова. Анализ мировоззрения Н. Федорова и его учения о воскрешении мертвых дан в работах таких видных русских философов, как Н. Бердяев, С. Булгаков, Н.О. Лосский, П. Флоров-ский, В. Зеньковский, а также в исследованиях СП. Бартиева, С. Го-лованенко, В.Н. Ильина, ВА. Матвеева, А.К. Остромирова (Горского), НА. Сетницкого.

В конце 70-х – начале 80-х годов интерес к личности и творчеству Н. Федорова возникает вновь, и в первую очередь здесь следует назвать работы А.В. Гулыги, С.Г. Семеновой, В.П. Пазиловой, В.Г. Львова.

Различные аспекты учения Н. Федорова, связанные с регуляцией природы, соотношением народа и интеллигенции, с проблемой воскрешения предков и др., анализировались в работах А. Балакирева, В.В. Бибихина, Ю.Б. Бахтина, Н.Г. Бых, А.В. Гачевой, Н.С. Ганиной, А. Грякалова, АЛ. Волынского, Л А. Когана, С. Ми-кулинского, В. Никитина, С.Г. Семеновой, ВА. Чудинова, А.С. Шуринова. Тему взаимоотношений Н. Федорова с различными

спасения. – С.-П.: 1992; Русский космизм: Антология философской мысли. – М.: 1993; Фесенков Л.В. Русский космизм сегодня. // Русский космизм и современность. – М.: 1990. – С. 37-55.

1 Например, Вишев И.В. Проблема личного бессмертия. – Новосиб.: 1990; Минеев В.В., Нефедов В.П. От смерти – к жизни: идеи русского космизма и проблемы понимания смерти и бессмертия. Эссе. – Красноярск: 1989; Фролов И.Т. О смысле жизни, о смерти и бессмертии человека. – М.: 1985.

писателями и философами освещали К. Баршт, В. Никитин, Н. Скатов1.

О жизни и творчестве К. Циолковского в принципе написано много, здесь можно назвать, например, таких авторов, как М.С. Арлазоров, ВА. Брюханов, И. Бубнов, Е.И. Рябчиков, АА. Космодемьянский, в работах данных авторов подробно рассказывается о жизни и научной деятельности К. Циолковского.

Круг же работ, где анализируются именно социально-философские взгляды ученого, его космическая этика, представления К. Циолковского о космическом разуме и т.д. не так уж велик. Можно назвать работы Ю.В. Бирюкова, М. Брызгалова, Н.К. Гав-рюшина, Д.М. Гришина, М. Дерковского, ИА. Дудкиной, АА. Ка-зютинского, Л. Лескова, Г.П. Михеева, Л. Мельникова, АД. Урсула, С А. Шамова, А А. Шаронова2.

1 Например, Балакирев А. Русские коммунистические утопии и учение Н.Ф. Федорова. // Россия XXI. -1996. – № 1/2. – С. 117-130; Бибихин В.В. Возвращение отцов. // Начала. – 1993. – № 1; Ганина Н.С. Концепция регулирования природы Н.Ф. Федорова и понимание планеты как единого общечеловеческого дома. // Русский космизм и ноосфера. Тезисы докладов всесоюзной конференции. – М.:1989. – Ч. 2. – С. 45-48; Гачева А.Г. Народ и интеллигенция в учении Н.Ф. Федорова. // Народ и интеллигенция. – М.: 1990. – С. 51-57; Коган Л А. Философия Н.Ф. Федорова. // Вопросы философии. – 1990. -№ 11. – С. 74-84; Никитин В. Федоров и православие. // Начала. –
1991.- № 3. – С. 14-22; Семенова С.Г. Николай Федоров: творчество жизни. – М.: 1990; Шуринов А.С. Творческая сила нравственности в учении Н.Ф. Федорова. // Русский космизм и ноосфера. Тезисы докладов всесоюзной конференции. – М.: 1989. – Ч. 1. – С. 61-64.

2 Например, Гаврюшин Н.К. Космический путь к “вечному блаженству”. (КЗ. Циолковский и мифология технократии). // Вопросы философии. – 1992. – № 6. – С. 125-131; Гришин Д.М., Михеев Г.П. КЗ. Циолковский: этика космическая и земная. // Магистр I. –

1993. – № 1. – С. 29-33; Дерковский М., Брызгалов М. Космическая философия Константина Циолковского. // Наука и религия. – 1989. -№ 5. – С. 9; Казютинский В.В. Идеи КЗ. Циолковского о “вечной

Феномен А. Платонова занимает одно из центральных мест в русской литературе XX столетия и приковывает к себе пристальное внимание современной науки и литературоведения. К наиболее значительным по охвату исследуемого материала и обстоятельности анализа следует отнести монографии В.В. Васильева, О А. Кузьмен-ко, Н.М. Малыгиной, Н.Г. Полтавцевой, ВА. Чалмаева, ЛА. Шубина, а также статьи В. Акимова, С. Бочарова, В. Верина, М. Золотой осова, К.М. Кантора, Л. Кара сева, С.Н. Носова, А. Павловского, СИ. Пискуновой, ВА. Подороги, С.Г. Семеновой, 3. Тарланова, Д.Е. Фурмана, ВА. Чалмаева, ЕА. Яблокова и др.1

юности” вселенной и современность. // Русский космизм и современность. – М.: 1990. – С. 117-136; Казютинский В.В. Человек, мир, Бог в космической философии КЗ. Циолковского. // Циолковский КЗ. Очерки о вселенной. – М.: 1992. – С. 238-247; Лесков Л.В. “Нельзя вечно жить в колыбели”. // Общественные науки и современность. -1994. -Mb 2. – С. 135-141; Урсул А Л. Космическая философия КЗ. Циолковского и становление ноосферы. // Вопросы истории естествознания и техники. – 1992. – № 4. – С. 117-129.

1 Например, Малыгина Н.М. Эстетика Андрея Платонова. -Иркутск: 1985; Полтавцев Н.Г. Философская проза Андрея Платонова. – Ростов н/ Д.: 1981; Чалм а ев В А. Андрей Платонов: (К сокровенному человеку). – М.: 1989; Шубин Л А. Поиски смысла отдельного и общего существования: Об А. Платонове. – М.: 1987; Андрей Платонов – писатель и философ. Материалы дискуссии. // Вопросы философии. – 1989. – № 3; Бочаров С.Г. “Вещество существования” / Мир Андрея Платонова/ // Бочаров С.Г. О художественных мирах. – М.: 1985. – С. 249-296; Золотоносов М. Ложное солнце: “Чевенгур” и “Котлован” [А. Платонова] в контексте советской культуры 1920-х годов. // Вопросы литературы. – 1994. – Вып. 5. – С. 3-43; Карасев Л. Знаки покинутого детства /постоянное у А. Платонова/ // Вопросы философии. – 1990. -№ 2. – С.26-43; Семенова СТ. Мытарства идеала: К выходу в свет “Чевенгура А. Платонова. // Новый мир. – 1988. – № 5. – С. 218-231; Семенова С.Г. “Идея жизни” у Андрея Платонова. // Москва. – 1988. – № 3. С 180-189; Чалм а ев В А. Утонувший колокол: Читая А. Платонова. // Вопросы литературы. -1988. – № 7. – С. 58-92; Яблоков ЕА. Безвыходное небо. // Платонов А.П. Чевенгур.-М.: 1991.

Непосредственно о связи или, точнее сказать, о принадлежности творчества А. Платонова к течению русского космизма писали такие исследователи, как М.В. Захарова, А.А. Захаров, ВА. Коваленко, А. Киселев, С.Г. Семенова1.

В качестве методологической основы диссертации используются идеи русских философов Н. Бердяева, С. Булгакова, В.В. Зеньков-ского, Н.О. Лосского, Г. Флоровского о противоречивом характере философских взглядов Н. Федорова. Особое значение для понимания философских идей К. Циолковского сыграл анализ “научной философии” в России, данный в “Истории русской философии” В.В. Зень-ковского.

Диссертационное исследование опиралось в методологическом плане также на идеи С.Г. Бочарова, Н.К. Гаврюшина, А.В. Гулыги, В.В. Казютинского, С.Г. Семеновой, Т. Райнова. Использованы некоторые идеи работ М.К. Мамардашвили.

Из конкретных методов научного познания в исследовании преобладают сравнение, анализ, синтез и обобщение.

Научная новизна исследования:

1. Проблема преодоления смерти последовательно анализируется в качестве сквозной для творчества трех представителей русского космизма, относящихся к различным его направлениям — религиозно-философскому (Н. Федоров), естественнонаучному (К. Циолковский) и гуманитарному (А. Платонов).

1 Захарова М.В., Захаров А А. Андрей Платонов и русский космизм. // Русский космизм и ноосфера. Тезисы докладов всесоюзной конференции. – М.: 1989. – Ч. 1. – С. 204-206; Коваленко В А. Русский космизм и А. Платонов. // Русский космизм и ноосфера. – М.: МФТИ. – 1989; Киселев А. Одухотворение мира: Влияние Николая Федорова на стиль А. Платонова. // Молодой коммунист. – 1989. – № 11. – С. 78-85; Семенова С.Г. Николай Федоров: творчество жизни.-М.: 1990.

2. Излагается в систематическом виде учение о психократии Н. Федорова и дается критический анализ основных составляющих этого учения: идеи всемирного родства, регуляции природы, проекта воскрешения умерших предков.

3. Выясняется, на каких особых, существенно отличающихся от христианских, представлениях о природе жизни и смерти, о соотношении тела и сознания основывается федоровский проект воскрешения умерших.

4. Анализируется понимание К. Циолковским природы жизни и смерти в контексте его мировоззрения атомистического панпсихизма.

5. Проведен текстовый анализ фрагментов части произведений А. Платонова и выявлены существенные черты той онтологии мира, которая предопределила некоторые особенности изображения смерти А. Платоновым и его языка в целом.
6. Формулируются характеристики картины мира, отношения тела и сознания, понимания природы человека, жизни и смерти, — общие для мировоззрения Н. Федорова, К. Циолковского и А. Платонова.

Практическая значимость исследования.

Результаты диссертационного исследования представляют интерес с точки зрения проблем онтологии и гносеологии.

Материалы диссертации могут быть использованы в преподавании курса философии, спецкурсов по истории русской философии XIX-XX веков и русской литературы XX века.

Апробация диссертационного исследования

Основные положения и выводы диссертации были изложены на III научной конференции “Вятская земля в прошлом и настоящем” /28-30 марта 1995 г. ВГПУ г. Киров/, в докладах на методологических философских семинарах /октябрь 1995 г.; сентябрь 1996 г.

ВГПУ г. Киров/. Основные результаты исследования отражены в следующих публикациях автора:

1. Об особенностях мировоззрения Андрея Платонова. // Культура и творчество. – Киров: Кировский пединститут, 1994. – С. 119-126.
2. Циолковский: жизнь как космическое явление. //Вятская земля в прошлом и настоящем. Материалы III научной конференции.-Киров: Кировский госпединститут, 1995. – Т. 1. – С. 202-205.
3. Об атомистическом панпсихизме К.Э. Циолковского. //Сознание – мировоззрение – мышление: Сборник научных статей. – Киров: Вятский госпедуниверситет, 1996. – С. 47-52.
4. Проблема жизни и смерти в мировоззрении Н. Федорова. //Сознание – мировоззрение – мышление: Сборник научных статей. Киров: Вятский госпедуниверситет, 1996. – С. 52-59.
5. Учение об обществе психократии Николая Федорова. Опыт критики. //Депонированные рукописи. ИНИОН РАН. – 1996. – № 12. – Раздел “Философия”.

Написать ответ