Черты русского космизма

С.Г. Семёнова пишет о судьбе понятия «русский космизм» так: «…объём и содержание этого понятия и стоящего за ним течения мысли остаются весьма расплывчатыми, то существенно разбухая, то, напротив, сужаясь до трёх-четырёх имен…»[1].

Итак, перед исследователями космизма встала проблема границ разных направлений русской мысли, а вместе с ней – проблема характерных черт учений представителей русского космизма, совокупность которых отличает их от прочих. Первую черту (не самую, впрочем, существенную) отметил поэт Валерий Брюсов, воскликнувший в 1920 г.: «Поистине, только русский ум мог представить такую грандиозную задачу – заселить человечеством Вселенную. Космизм! Каково! Никто до Циолковского не мыслил такими масштабами»[2]. Но известно, что до К.Э. Циолковского эта задача была поставлена наставником К.Э. Циолковского – Н.Ф. Фёдоровым в рамках другой, более обширной, – победы над смертью и воскрешения всех умерших. Кроме того, сам К.Э. Циолковский в качестве условия успешного материального прогресса ставил нравственное совершенствование человечества. Освоение же внешнего Космоса Н.Ф. Фёдоровым рассматривается только как средство на пути достижения нравственных целей (в том числе, как преодоление земной ограниченности человечества, создающей социальные и личные противоречия, вынуждающей к безнравственному поведению). Так что основной акцент в русском космизме делается на проблеме должного отношения микрокосма (человека) к макрокосмосу (объективному миру). В русском космизме ни в коем случае не идёт речь об освоении одного в ущерб другому (что следует из материалистической познавательной парадигмы). Именно этой парадигмой реальный образ русского космизма был урезан до идеи покорения материального Космоса (как аспекта покорения природы), что противоречит такой черте творчества Н.Ф. Фёдорова и К.Э. Циолковского, как утверждение единства во множественности. Между тем, утверждение первичности материального противоречит научному принципу детерминизма, поскольку именно работа духа предшествует действию.

Как полагает крупнейший исследователь русского космизма, С.Г. Семёнова: «Избежать неправомерного и безмерного расширения этого философского течения можно, если сразу же обозначить принципиально новое качество мироотношения, которое является определяющей его генетической чертой. Это идея активной эволюции, то есть необходимости нового сознательного этапа развития мира, когда человечество направляет его в ту сторону, в какую диктует ему разум и нравственное чувство, берёт, так сказать, штурвал эволюции в свои руки. Поэтому возможно точнее будет определить это направление не столько как космическое, а как активно-эволюционное»[3]. По мнению другого крупного исследователя русского космизма О.Д. Куракиной: «Русский космизм – это определённая ориентация целой культуры, в частности, Российской, в основе которой лежит мировоззрение живого нравственного Всеединства»[4]. Согласно О.А. Карчевцеву, также, в основе космизма лежит ключевая идея философии В.С. Соловьёва, – «идея всеединства мира в Истине, Добре и Красоте»[5]. По мнению С.Д. Дерябо и В.А. Ясвина, «центральная идея этого течения, которое позже стали называть русским космизмом, – представление о том, что Человек – составная часть Природы, Универсума Вселенной. Противоречие между Разумом и Природой неизбежно, но разум ответственен за его разрешение»[6]. Действительно, Н.Ф. Фёдоров полагал, что человек должен вносить в природу нравственное начало, поскольку за всё, включаемое в сферу влияния людей, они становятся нравственно ответственными, и эту идею Н.Ф. Фёдорова творчески восприняло большинство последующих отечественных философов. Но все отмеченные черты не исчерпывают чрезвычайно многогранное явление русского космизма, которое разные исследователи рассматривают со своих точек зрения.


[1] Семёнова С. Г. Русский космизм // Русский космизм: Антология философской мысли / Сост. С.Г. Семёновой, А.Г. Гачевой; Вступ. ст. С.Г. Семёновой; Предисл. к текстам С.Г. Семёновой, А.Г. Гачевой; Прим. А.Г. Гачевой. – М.: Педагогика-Пресс, 1993. – С. 3.

[2] Чижевский А.Л. На берегу Вселенной: Годы дружбы с Циолковским: Воспоминания. – М.: Мысль, 1995. – С. 118.

[3] Семёнова С. Г. Русский космизм // Русский космизм: Антология философской мысли / Сост. С.Г. Семёновой, А.Г. Гачевой; Вступ. ст. С.Г. Семёновой; Предисл. к текстам С.Г. Семёновой, А.Г. Гачевой; Прим. А.Г. Гачевой. – М.: Педагогика-Пресс, 1993. – С. 4.

[4] Куракина О.Д. Русский космизм как социокультурный феномен. – М.: МФТИ, 1993. – С. 9.

[5] Карчевцев О.А. Русский космизм // Грёзы о Земле и небе: Антология русского космизма / Сост., вступ. ст., коммент. О.А. Карчевцева; Худож. М. Волкова. – СПб.: Худож. лит., 1995. – С. 6.

[6] Дерябо С.Д., Ясвин В.А. Слагаемые экологического сознания. К истории вопроса // Человек. – 1999. – №3. – С. 180-181.

Написать ответ