С.Т. Коненков и традиции русского космизма.

22 ноября 2012 года в Белом зале Российской академии художеств (Москва, ул. Пречистенка, д. 21) состоится Всероссийская научно-практическая конференция «Современная скульптура: стили, тенденции, направления». Один из докладов посвящен русскому скульптору-космисту. Боброва Светлана Леонидовна – кандидат искусствоведения (РАХ) выступает с докладом на тему: «С.Т. Коненков и традиции русского космизма (графика 1940-х годов)».

КОНЕНКОВ Сергей Тимофеевич (28.06/10.07.1874-9.10.1971), русский скульптор. Родился в Смоленской губ. Закончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества и Петербургскую академию художеств. Состоял в обществе “Мир искусства” и Союзе русских художников. С 1924 по 1945 в эмиграции в США, где выполнил портреты Ф. И. Шаляпина, И. П. Павлова, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого, А. С. Пушкина, Н. В. Плевицкой. По возвращении в Россию продолжил работать в дереве и мраморе, создавая сказочно-фольклорные образы: “Старичок-полевичок”, “Лесовик”, “Еруслан Лазаревич”, “Жар-птица”, “Стрибог” и т. д.

Для знакомства читателей сайта с творчеством данного художника приводим выдержку из совместной публикации Светланы Бобровой и Олега Одноколенко , посвященной этому художнику, – “Библия Коненкова” из журнала “Итоги” (№28 (422)).

***

“Библия Коненкова”

Еще в августе 41-го скульптор Сергей Коненков сумел предсказать дату победы над Германией и… время наступления Апокалипсиса

На днях художественное сообщество отметило 130-летие со дня рождения скульптора Сергея Коненкова, который еще при жизни удостоился титула “русский Роден”. Впрочем, нынешнее повышенное внимание к мастеру связано не только с его официальным творчеством. Во время работы в Америке Коненков на библейском материале создал цикл графических композиций-космогоний (от греч. kosmogonia – “происхождение мира”), представляющих собой зашифрованные пророческие послания. Уже позже выяснилось, что в годы эмиграции он вел активную переписку с Иосифом Сталиным и еще в 1941 году на основе своих “космических” вычислений предсказал победу Советского Союза над Германией и даже назвал год окончания Второй мировой войны – 1945-й.

Американские теологи и астрологи, знавшие о существовании графической “Библии Коненкова”, которая якобы предсказывает будущее, долгие годы пытались найти ее следы в США. Но поиски не увенчались успехом, да и не могли. Еще осенью 1945 года на пароходе, предоставленном по личному распоряжению Сталина, все работы Коненкова, находившиеся в его американской мастерской, в том числе и теософская графика, были переправлены в Москву. Со временем скульптуры, созданные мастером, пополнили экспозиции ведущих музеев страны и частные коллекции, но о судьбе космогоний не было никаких сведений. Как потом выяснилось, Коненков сам “засекретил” свои библейские исследования и взял с близких слово, что они в течение полувека не будут даже упоминать о космогониях. Но завещание было нарушено. Еще до установленного срока две из них обнаружились в запасниках музея-мастерской Коненкова на Тверской. Чтобы их прочитать и хотя бы частично расшифровать, ушли годы. Однако полное представление о теософских исследованиях, выполненных Сергеем Коненковым в графической форме, удалось получить, только собрав все космогонии цикла воедино, что произошло совсем недавно. Тогда и стало понятно, что это не разрозненные композиции, а серия, обладающая смысловым единством, – грандиозная метафизическая панорама, составленная из изображений созвездий и планет, ветхозаветных и евангельских сюжетов, событий прошлого и будущего.

От Библии до Ньютона

Истории известно немало попыток художественного прочтения библейских текстов. Обращались к этой теме и русские живописцы – Иван Крамской, Николай Ге, Александр Иванов и другие. Теософская графика Коненкова более созвучна западноевропейской изобразительной школе – библейским иллюстрациям Гюстава Доре и пророческим композициям английского мистика XVIII века Уильяма Блейка. Но никто ни до, ни после Коненкова не предпринимал попыток отразить в графической форме взаимосвязь событий земной истории с начертанным в космосе “божественным планом веков”, ключом к прочтению и пониманию которого является Библия.

Дорога к Храму растянулась у Сергея Коненкова более чем на полвека. Его дипломная работа “Самсон, разрывающий узы” (1902 г.) показалась слишком революционной и по распоряжению чиновников Академии художеств была немедленно уничтожена. С тех пор и до самого отъезда в Америку Коненков практически не обращался к библейской теме. Причем образ жизни Его Превосходительства (в 1916 году Коненков сам стал академиком) был далек от праведного, а мастерская на Пресне стала пристанищем богемы двух столиц. “Я был известный русский скульптор и немалый пьяница”, – сообщил о себе в одном из писем Сталину “русский Роден”.

Оказавшись в 1924 году в Нью-Йорке, Коненков достаточно быстро снискал славу лучшего портретиста Америки и вскоре смог жить, не меняя московских привычек. По пуританскому Бродвею он расхаживал в косоворотке, с неизменным котом Рамсесом на плече и в сопровождении молодой супруги, ногти которой вызывающе отливали изумрудным перламутром. А его нью-йоркская мастерская вскоре получила такую же экстравагантную популярность, как и флигель на Пресне.

Все изменилось буквально в один день, в начале 30-х, когда супруга Коненкова Маргарита привела в мастерскую некоего Тихона Шмелева, члена общества “Ученики Христа”, основанного в начале XX века Чарльзом Тейзом Расселом. После этого непримечательного события неожиданно для всех Сергей Коненков отказался от многих выгодных заказов и на долгие десять лет практически отгородился от общества. Именно в эту пору появляются первые коненковские изображения Христа, пророков и апостолов, а также эскизы к космогониям.

Уже после смерти Сергея Коненкова в его библиотеке были обнаружены уникальные трактаты по древней метрологии (учение о пирамиде Хеопса), труды европейских теологов и астрономов прошлых веков, в том числе раритетное издание Исаака Ньютона “Замечания на книгу Пророка Даниила и Апокалипсис Св. Иоанна”. Великий физик попытался при помощи сложных вычислений увязать пропорции храма Соломона, якобы отражающие “божественный замысел плана веков”, с космической гармонией и смыслом библейских пророчеств. В недавно найденной и расшифрованной рукописи Ньютон предсказывает конец света в 2060 году (ее издание готовится сейчас в Англии). Коненков же пришел к выводу, что Апокалипсис – это не одномоментный акт, а процесс, начавшийся в 1874 году и длящийся по сей день, наиболее ярким проявлением которого являются войны.

При этом надо учесть, что в основу своих расчетов Коненков положил не измерения храма Соломона, а пирамиду Хеопса. Причем он еще и проиллюстрировал как собственные космологические исследования, так и теософские построения Ньютона – это порядка семнадцати графических композиций, представляющих собой уникальный опыт эзотерического изобразительного текста, которому нет аналогов в мировой культуре.

Кто был более точным в своих вычислениях – Ньютон или Коненков, – станет известно уже через пятьдесят шесть лет. Но факт остается фактом: еще 2 августа 1941 года именно Сергей Коненков первым предсказал победный май 1945 года. А в конце 30-х он же предупредил Сталина о нападении Германии на СССР – “весной-летом 1941 года” – и почти не ошибся в перечислении стран-агрессоров.

Сначала он изложил свои выводы в письме генералу Яхонтову, а потом напрямую стал о том же писать Сталину, называя при этом своего высокопоставленного визави не иначе как “брат мой во Христе”. Подробнее свою методику вычисления сроков окончания войны и неизбежности победы над фашизмом Коненков также изложил в письме к председателю Объединенного комитета помощи Советской России Михаилу Шульцу. Копия послания хранится в музее-мастерской скульптора.

Здесь нелишне отметить следующий момент. Сэр Исаак Ньютон умер в 1727 году, когда космос все еще оставался для человечества большой загадкой. У Коненкова же была возможность ознакомиться с последними на то время достижениями астрономии и астрофизики. В его библиотеке хранятся многочисленные астрономические сборники, научные журналы, в том числе снимок созвездия Плеяд с автографом Альберта Эйнштейна – в этом созвездии находится звезда Алцион, которую Коненков считал “неподвижным центром Вселенной” и космическим олицетворением Бога.

Космический алгоритм

Первой космогонии, открывающей цикл, присвоено условное наименование “Северный трон”. Композиция разделена на три горизонтальных регистра. В верхнем помещено изображение Творца. Над ним среди рассыпанных звезд надпись – “Алцион”. Второй регистр – большой прямоугольник, разделенный на несколько рядов картин, иллюстрирующих библейскую историю от сотворения земли и воды до восшествия Вседержителя на престол славы после Страшного суда. На границах картин – сокращенные обозначения относящихся к ним глав первой книги Моисея. В третий регистр Коненков поместил модель Солнечной системы. И если провести вертикаль через центр листа, то в верхней части оси окажется изображение Бога-Отца (Алцион), в самом низу – шар Солнца, которое Коненков отождествлял с Христом.

Идея христианизации космоса имеет давнюю традицию. Еще в 1627 году немецкий астроном Юлиус Шиллер предпринял попытку заменить языческие названия созвездий христианскими. В атласе созвездий “Христианское звездное небо” имя Христа он также присвоил Солнцу, Луне дал имя Девы Марии. Сатурн назвал Адамом и т. д. Использовал Коненков и теорию другого известного немецкого астронома – Иоганна Генриха Медлера, согласно которой Солнечная система движется к центру Вселенной, коим является звезда Алцион из созвездия Плеяд. По мнению Коненкова, она является тем “северным троном”, тем божественным центром, откуда осуществляется управление Вселенной. В таком контексте становится понятным, почему сцены священной истории расположены в центре композиции, между фигурой Творца (Алцион) и изображением Солнечной системы (Христос). Иными словами, библейские и реальные исторические события зависят от божественного закона и являются отражением всеобщего космического движения, которое фиксируется в изменчивости расположения звезд и созвездий. А поскольку орбиты и траектории космических тел можно рассчитать, астрономическое предвидение будущего, по его мнению, также возможно.

Второй лист цикла был создан на рубеже 30-40-х годов. Его пространство также разделено на три смысловые зоны. В верхней воспроизведен сюжет из книги Иова – “спор Бога и дьявола”, нижнюю часть композиции занимает изображение египетской пирамиды. В центр космогонии Коненков поместил земной шар на фоне двух дисков, представляющих собой карты Северного и Южного полушарий звездного неба. А на линии, соединяющей центры дисков, построил гигантский треугольник, указывающий вершиной на монограмму Бога.

Треугольник символически повторяется и в начертании “альфы” (символа начала начал) в монограмме Бога, подчеркивая взаимосвязь ключевых образов композиции: планет, созвездий, монограммы и пирамиды. Причем выбор треугольника как ключевой геометрической фигуры не случаен: Коненков, как уже отмечалось, верил – и не только он, – что космическая программа, по которой развивается земная история, зашифрована в пирамиде Хеопса (треугольник в проекции).

Эта гипотеза впервые была высказана в 1863 году шотландским астрономом Пиацци-Смитом, предположившим, что размеры внутренних камер пирамиды Хеопса и соединяющих их коридоров имеют временное значение. Он также полагал, что определенные исторические события обозначены в коридорах пирамиды различными выступами, переходами, изменением направления и наклона. Коненков провел собственное исследование пирамиды, но уже в контексте библейской истории. Он, в частности, отмечает такую подробность: в год строительства пирамиды на небе одновременно появились звезда Алцион, символизирующая Бога, и символ сатаны – звезда Альфа Драгонис.

Причем эта сцена – диалог Бога и дьявола, – запечатленная в верхней части космогонии, имеет не только астрономическое и библейское подтверждение, которое Коненков нашел во второй главе книги Иова, но и архитектурное. Пирамида строилась так, что вершина ее указывала на Алцион, а первый нисходящий коридор – на Альфа Драгонис (дракон, змий, дьявол), которая в 2170 году до нашей эры (год постройки пирамиды Хеопса) занимала на небе место Полярной звезды. Архитектурная взаимосвязь пирамиды Хеопса с космическими событиями и Священным писанием делает ее, по мнению Коненкова, еще одним инструментом прочтения будущего.

Лента истории

В следующей графической композиции основной смысловой акцент перенесен на события Второй мировой войны, которую Коненков считал одним из проявлений периода Страшного суда. Поэтому главенствующая символическая роль в композиции отведена образам Апокалипсиса. Верхняя пространственная зона включает изображение небесного воинства. В центральной части помещена символическая карта мира. Война между Германией и Советским Союзом передается аллегорическим изображением битвы двух воинов.

В правом нижнем углу космогонии изображен апостол Иоанн Богослов на острове Патмос, где ему открылось видение грядущего Апокалипсиса. С другой стороны листа – парящая фигура Еноха. Согласно Ветхому завету, Енох был единственным пророком, еще при жизни совершившим путешествие в космос, во время которого ему, как впоследствии и Иоанну, были открыты тайны прошлого и будущего.

Третьим созерцателем событий, изображенных на этой космогонии, безусловно, является сам автор. Дело в том, что Коненков родился в 1874 году, на который как на год начала Страшного суда указывается в теософских комментариях к Книге пророка Даниила и в исследованиях пирамиды Хеопса. Эту деталь Коненков считал символичной и полагал, что он относится к когорте избранных – тех немногих, которым позволено заглянуть под покровы времени.

Но наибольший интерес представляет одна из ранних космогоний, на которой запечатлены развернутые в хронологической последовательности сцены Апокалипсиса – от снятия Первой печати до установления тысячелетнего царства Христа и возведения города-мечты Небесного Иерусалима. Следует подчеркнуть, что до Коненкова практически никто не предпринимал попыток совместить при помощи изобразительных средств события Апокалипсиса с лентой земной истории.

Исаак Ньютон, например, предпочитал вычисления. Ему же принадлежит одно примечательное высказывание: “Нет ни одной науки, которая так точно подтверждалась бы фактами, как Библия”. Но дело, по всей видимости, в том, какое из известных библейских или исторических событий принимать за точку отсчета. И у Ньютона, и у Рассела, и у Коненкова были свои исходные “меридианы”. Сэр Исаак Ньютон, как известно, вел отсчет с древнейших времен. Чарльз Тейз Рассел опрометчиво назначил конец света на 1914 год. Коненков, насколько можно судить и по его рукописной книге, и по деталям символической графики, не торопился с выводами. Как уже говорилось, ему удалось абсолютно точно предсказать год окончания войны. И предшествующий 1944 год – полное освобождение территории Советского Союза от захватчиков. А 1954 год – первый год без Сталина – проиллюстрирован на космогонии Самсоном, разрывающим цепи.

После 1954 года вплоть до отметки “1994” – пропуск, затем хронология обрывается. Какие события должны были появиться на этом промежутке времени, а какие – после, пока неизвестно. Поэтому в смысловом плане космогония “Апокалипсис” не считается оконченной, несмотря на ее видимую графическую завершенность. Не завершен и весь космогонический цикл. Подтверждением чему – многочисленные эскизы и комментарии, которые еще только предстоит изучить и попытаться расшифровать.

Навсегда останется загадкой, почему Сергей Коненков, посвятивший более десяти лет теософским исследованиям во время жизни в США, не создал ни одной космогонии после возвращения на родину. Более того, долгое время о существовании этих уникальных работ во всем мире знали только два человека – Альберт Эйнштейн и Иосиф Сталин, который на протяжении войны вместе с письмами (по ним изрядно прошелся знаменитый синий карандаш) регулярно получал от Коненкова и фотокопии космогоний.

Насколько известно, великий физик с большим вниманием относился к мистической графике Коненкова, но еще с большим трепетом – к жене скульптора Маргарите Коненковой (см. “Итоги” за 24 июля 2001 года “Влюбленный Эйнштейн”). Как относился к изысканиям мастера великий диктатор, неизвестно. Альберт Эйнштейн приложил немало усилий, чтобы восстановить Священный Иерусалим в рамках возрожденного государства Израиль. Иосиф Сталин по своему разумению строил социалистический Иерусалим. А Коненков верил в Иерусалим Небесный. Пока исполнилась только мечта Альберта Эйнштейна, и то очень относительно.

Написать ответ