Е.В. Введенская. Утопические идеи в философии русского космизма.

Введенская Елена Валерьевна. Утопические идеи в философии русского космизма : 09.00.03 Введенская, Елена Валерьевна Утопические идеи в философии русского космизма (Н. Ф. Федоров, К. Э. Циолковский, В. И. Вернадский) : диссертация… кандидата философских наук : 09.00.03 Москва, 2007 155 с. РГБ ОД, 61:07-9/375

Содержание к работе:

Введение 4

Глава I. Русский космизм и утопизм 21

1. Своеобразие русского космизма 21
2. Понятие утопии. Утопизм в русской философии 28
3. Критический анализ утопии 37 Глава П. Религиозно-философская утопия Н.Ф. Федорова 45

4. Философские основания учения Н.Ф. Федорова 46
5. “Религиозный материализм” Н.Ф. Федорова 61
6. “Супраморализм” Общего дела 72
7. Идеальное “психократическое общество” 75
8. Жизнь как дерзновение и творчество.

Прометеизм концепции Федорова 81
Глава Ш. Технократическая утопия К.Э. Циолковского 84

9. Идеальный “общественный дом” 84
10. Человек как “мера сущего” во Вселенной 92
11. Воля Вселенной и ее жертва (“узаконенный дарвинизм”) 96
12. “Сверхновый человек” К.Э. Циолковского и аморализм воли Вселенной 99

Глава IV. Научные и утопические аспекты учения

В.И. Вернадского о ноосфере 111

13. Неизбежность эволюции биосферы и возникновения ноосферы 111
14. Концепция ноосферы у В.И. Вернадского и Т. Шардена 115

4.3. Многогранность и противоречивость концепции ноосферы В.И. Вернадского 119

4.4. Утопичность концепции В.И. Вернадского 124

а) “оразумление” биосферы, а не “панразумность” 124

б) неразграниченность аксиологического и онтологического подходов. Техносфера и
социальная гармония 125

в) автотрофность и бессмертие 129

4.5. Научность концепции В.И. Вернадского 137
Заключение 139
Источники и литература 145

Введение к работе:

Диссертационная работа посвящена активно обсуждаемой в отечественной философской литературе теме русского космизма. Ее актуальность определена потребностью дальнейшего осмысления в историко-философском и мировоззренческом плане комплекса идей и построений, свойственных русскому космизму.

В конце 80-х годов XX столетия, в период трансформации российского общества, идеи основоположника «русского космизма» Н.Ф. Федорова становятся предметом философских и мировоззренческих дискуссий. Эти идеи, также как и воззрения К.Э. Циолковского и В.И. Вернадского, рассматриваются в качестве важнейшего элемента отечественной интеллектуальной традиции. Повышенный интерес к философии Федорова уже второй раз проявляется в период, когда Россия переживает социально-политические катаклизмы. Это вызвано, в первую очередь, тем, что в Федоровском учении не только явно присутствует прогностический элемент и направленность в будущее, но это будущее представляет собой идеал. Философию Федорова отличает то, что, как отметил Н.А. Устрялов, «ее несравненный, головокружительный оптимизм пригоден для уловления душ. Есть в ней нечто современное, от эпохи масс. Она словно просится на трибуны и в микрофоны». Его философия выходит за рамки рациональной философии, она «мифоносна, и потому многообещающа, особенно в наш век, когда человечество явно тоскует по новому или обновленному мифу».1 Идеи Федорова были актуальны в тридцатые годы прошлого века, когда писал Устрялов, в период революционных преобразований в России, и продолжают привлекать мыслителей в наше время. Начатый Федоровым и продолженный его

1 Устрялов Н. А. Очерки философии эпохи. Фрагменты// Наше время. Шанхай. 1934, с. 197.

последователями поиск обновления человеческого общества с перспективой распространения человеческого управления на Космос, безусловно, сохраняет актуальность в условиях современной глобальной цивилизации.

Несмотря на значительное количество работ, посвященных русскому космизму и его ключевой фигуре Н.Ф. Федорову, до сих пор нет однозначности как в понимании самого явления русского космизма, так и в определении принадлежности учения Федорова к какому-либо философскому направлению. В.В. Зеньковский характеризует философию Федорова как «христианскую», «всецело погруженную в схемы христианства»1. А.В. Гулыга решительно утверждает, что взгляды Федорова «насквозь пронизаны материалистическими основаниями»2. Г.В. Флоровский определяет философские положения Федорова как «своеобразную форму религиозного позитивизма», а Бердяев – как «радикальный прагматизм»4. Современные исследователи творчества Федорова называют его философию «космизмом», «христианским материализмом», «прометеизмом». Такие расхождения в оценке концепции Федорова свидетельствуют о необходимости глубокого и тщательного ее анализа с целью более точного определения ее места в историко-философском контексте и ее влияния на последующие учения в русле русского космизма. В существенной мере все вышесказанное относится и к более позднему этапу «русского космизма» и, в частности, к творческому наследию К.Э. Циолковского и В.И. Вернадского.

Актуальность данного исследования состоит в том, чтобы раскрыть утопические идеи в русском космизме. С этой целью автор

1 Зеньковский В.В. История русской философии. Т. 2. ч.І. Л., 1991, с. 141-142.

2 Гулыга А.В. Философское наследие: 80 т.//ЛГ.№ 39.26.09.1979, с. 13.

3 Флоровский Г. Пути русского богословия. Киев, 1991, с. 329.

4 Бердяев Н.А. Религия воскрешения: «Философия общего дела» Н. Ф. Федорова// Русская мысль.
1915, №7.

последовательно анализирует концепции Н.Ф. Федорова, К.Э. Циолковского и В.И. Вернадского. Выбор персоналий определен тем, что на основе рассмотрения их учений можно проследить динамику развития утопических идей в космизме от религиозной утопии к научно-технической.

Степень научной разработанности проблемы

Первые аналитические работы о русском космизме появились в 20-е годы XX века и были связаны с выходом в свет статей Н.Ф. Федорова1, раскрывающих идею «общего дела». Авторы работ, посвященных статьям Н.Ф. Федорова (А.К. Горский, Н.А. Сетницкий и др.) не ограничивались интерпретацией идей «общего дела», а стремились развить и уточнить мировоззренческую направленность взглядов Н.Ф. Федорова.

Сам термин «русский космизм» ввел в научный оборот Н.К. Гаврюшин в 70-е годы XX века, опубликовав работу «Из истории русского космизма»3. Однако, как отмечает А.И. Алешин, космизм как одна из ведущих традиций самобытной философской мысли России, «рассмотренная в полноте представляющих ее обычно имен, обнаруживает исключительное внутреннее разнообразие, полярные по самому их существу концепции»4.

Начиная с 80-х годов прошлого столетия в отечественной философии заметно активизировался интерес к изучению русского космизма. Такой интерес был вызван изданием трудов А.Л. Чижевского (1976), Н.Ф. Федорова (1982), К.Э. Циолковского (1986) и В.И. Вернадского (1988).

1 Философия общего дела. Статьи, мысли и письма Н.Ф. Федорова, изданные под редакцией
В.А Кожевникова и Н.П. Петерсона. Т. I. Верный, 1906, Т. II. Москва, 1913.

2 Горский А.К., Сетницкий Н.А. Соч., М., 1995.

3 Гаврюшин Н.К. Из истории русского космизма// Труды V и VI чтений, посвященных творчеству
К.Э. Циолковского. М., 1972.

4 Алешин А.И. Русский космизм// Малый энциклопедический словарь. Русская философия. М.,
1995.

В следующее десятилетие был опубликован целый ряд историко-философских работ, посвященных русскому космизму, отечественных авторов: С.Г. Семеновой, А.Г. Гачевой, Н.Н. Моисеева, Ф.И. Гиренка, А.В. Гулыги, В.В. Казютинского, О.Д. Куракиной, Ю.В. Олейникова, А.А. Оносова, В.А. Кутырева, Л.В. Фесенковой, А.И. Алешина, С.С. Хоружего. В этих работах внимание акцентируется на отдельных сторонах русского космизма: идеях активной антропологической и социальной эволюции, взаимосвязанности природы и общества, социокультурном значении русского космизма, утопических чертах в философии русских космистов, а также исследуется творчество отдельных представителей русского космизма. Наметилась тенденция комплексного исследования русского космизма, отраженная в работах С.Г. Семеновой и А.Г. Гачевой “Русский космизм”: Антология философской мысли (1993)1, в сборниках «Грезы о Земле и Небе: Антология русского космизма» (1995), «Философия русского космизма» (1996) и «Русский космизм: традиции и современность» (1997)4.

В начале XXI вышли сборники, посвященные научному наследию В.И. Вернадского: «Реалии ноосферного развития: материалы межгосударственной научно-практической конференции. Учение В.И. Вернадского о переходе биосферы в ноосферу и реалии третьего тысячелетия» (2001) и «Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения – поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке» (2003).

Поскольку философия русского космизма в диссертации рассматривается в связи с утопизмом, то следует отметить, что в нашей стране издано большое количество научных трудов, посвященных этой

1 Русский космизм: Антология философской мысли. М., 1993.

2 Сб.: Грезы о Земле и Небе: Антология русского космизма. М, 1995.

3 Философия русского космизма». М., 1996.

4 Русский космизм: традиции и современность, М., 1997.

проблематике. Еще в 20-е годы прошлого века В. Святловским был создан каталог утопий, представляющий собой синтез аннотированного указателя и библиографического обзора изданий утопических произведений преимущественно зарубежных авторов. Анализу и критике некоторых сторон утопии посвящены статьи Г.В. Флоровского1, С.Л. Франка2, Н.А. Бердяева и других видных философов.

Применительно к советскому периоду следует особо выделить заслуги академика В.П. Волгина и представителей его школы, издававших и популяризировавших с конца 20-х годов и до начала 90-х прошлого столетия наследие утопистов с древности до начала XX века.

Изучению западноевропейского утопического социализма Нового времени и творчеству его отдельных представителей посвящены работы отечественных философов Л.М. Баткина4, А.Х. Горфункеля 5, А.Я. Штекли6 и других.

Важным направлением исследований в 70-80-е годы XIX века стали теоретические разработки проблемы природы и сущности утопического сознания (Э.А. Араб-Оглы, В.А. Чаликова, В.П. Шестаков и другие).

В конце 80-х – начале 90-х гг. появились первые антологии отечественной и европейской утопической мысли: «Русская литературная утопия: Антология» (1986), «Утопия и утопическое мышление: Антология зарубежной литературы» (1991). Переведена с польского языка и издана фундаментальная работа Е. Шацкого «Утопия и традиция» (1991).

В последние годы написано большое количество кандидатских и докторских диссертаций по утопической проблематике. Следует назвать

1 Флоровский Г.В. Пути русского богословия. Киев, 1991, с. 327.

2 Франк С. Л. Ересь утопизма// Квинтэссенция. Философский альманах. М., 1992.

3 Бердяев Н.А. Новое средневековье, Берлин, 1924.

4 Баткин Л.М. Ренессанс и утопия// Из истории культуры средних веков и Возрождения. М., 1976.

5 Горфункель А.Х. Гуманизм, христианство и утопия. Л., 1966.

6 Штекли А.Я. Город Солнца: утопия и наука. М., 1975.

работы О.Ю. Яценко, Г.М. Понамаревой , В.П. Кондратьева, Р.Е. Селеверстова4, наиболее интересной из которых представляется работа Г.М. Понамаревой, в которой на высоком теоретическом уровне дан глубокий анализ утопического сознания в России. В отличие от нашего исследования автор акцентирует внимание на анализе утопического сознания в художественной литературе.

Фундаментальный вклад в разработку проблем утопии и утопического мышления внесли работы зарубежных философов (К. Мангейм, Э. Блох, М. Ласки, Х.А. Маравалль5, Е. Шацкий6, П. Тиллих7 и

ДР-)-

Объектом исследования является философия русского космизма,

основополагающие принципы которой были обоснованы в учении Н.Ф.

Федорова, а в дальнейшем развиты и существенно скорректированы в

концепциях К.Э. Циолковского и В.И. Вернадского.

Предмет исследования – утопические идеи в философии русского

космизма, различные типы и формы утопического проектирования в

генезисе философских, научных и мировоззренческих позиций русских

мыслителей.

1 Яценко О.Ю. Социально-философские аспекты русского утопизма XIX века. Автореф. дис. на
соиск. уч. степ. к.ф.н. М., 1994.

2 Пономарева Г.М. Утопия и утопическое сознание в контексте русской культуры XIX – начала
XX в.в. Автореф. дис. на соиск. уч. степ. д.ф.н. М., 1996.

3 Кондратьев В.П. Утопия и утопическое сознание: опыт социокультурного анализа. Автореф.
дис. на соиск. уч. степ, к.ф.н. М., 1998.

4 Селеверстов Р.Е. Социальный идеал и утопия: опыт русской философии. Автореф. дис. на
соиск. уч. степ, к.ф.н. М., 2000.

5 Утопия и утопическое мышление. М., 1991.

6 Шацкий Е. Утопия и традиция. М., 1990.

7 Paul Tillih. Critique and Justification of Utopia// Utopias and Utopian thought, Edited by Frank E.
Manuel, 1955.

10 Цель кандидатской диссертации

Целью диссертации является сравнительный и философско-критический анализ утопических идей русских философов-космистов Н.Ф. Федорова, К.Э. Циолковского и В.И. Вернадского, определение основных типологических характеристик опыта философской утопии, представленного в данном направлении русской мысли.

В соответствие с целью определены основные задачи:

1. Рассмотреть предпосылки возникновения философии русского
космизма, связь этого течения с отечественной и европейской
философскими традициями.

2. Опираясь на философскую методологию исследования
утопического сознания, определить роль и специфику утопических идей в
истории русской мысли и, непосредственно, в направлении русского
космизма.

3. Исследовать диалектику утопических идей в философских
воззрениях Н.Ф Федорова, К.Э. Циолковского и В.И. Вернадского.

4. Определить типологические различия религиозно-философского
утопизма Н.Ф. Федорова и научно-утопических проектов
К.Э. Циолковского и В.И. Вернадского.

Методологическая основа исследования

Методология диссертации имеет комплексный характер – автор опирался на теоретический опыт различных историко-философских направлений. В исследовании использованы методы критического анализа, компаративистского анализа и историзма. Был применен и герменевтический метод интерпретации текстов оригиналов без привнесения в них дедуктивно-понятийных конструкций. Автор использовал общенаучные методы индукции, дедукции, сравнения и генерализации.

Источниковедческая база

В основном работа построена на анализе философских трудов Н.Ф. Федорова (“Философия общего дела”, а также множество статей), К.Э.Циолковского (“Горе и гений”, “Наука и вера”, “Мысли о лучшем государственном устройстве”, “Идеальный строй жизни”, “Устройство людей на Земле”, “Радость без расплаты”, “Радость и страдание”, “Горе человечества”, “Жизнь человечества”, “Радость смерти”, “Нирвана”, “Монизм Вселенной, “Грезы о Земле и Небе”, “Растение будущего” и другие работы), В.И. Вернадского (“Биосфера в космосе”, “Область жизни”, “О научном мировоззрении”, “Научная мысль как планетное явление”, “Несколько слов о ноосфере”, “Автотрофность человечества”, “Живое вещество”, “Философские мысли натуралиста”, “Проблемы биогеохимии” и другие работы).

При анализе феномена русского космизма использовались работы: Ф.И. Гиренка, А.В. Гулыги, С.Г Семеновой, А.Г. Гачевой, B.C. Степина, Л.Ф. Кузнецовой, А.И. Алешина, Н.И. Гаврюшина, М. Хагемайстера, Л.В. Фесенковой и другие.

В диссертации рассмотрены концептуальные подходы к утопии отечественных мыслителей (Ф.М. Достоевский, B.C. Соловьев, Г.В. Флоровский, Н.А. Бердяев, С.Л. Франк и другие) и зарубежных ученых (Е. Шацкий, Э. Блох, К. Мангейм, М. Ласки, П. Тиллих, Сиоран).

Научная новизна исследования определяется тем, что в данной диссертации:

1. Осуществлено систематическое исследование утопической
проблематики в философии русского космизма, определены основные
этапы и направление эволюции утопических идей в этом течении русской
мысли.

2. В плане историко-философской критики рассмотрена связь
сциентистско-просветительских элементов в учении Н.Ф. Федорова с

утопизмом его религиозно-философского проекта.

3. Раскрыта специфика утопизма К.Э. Циолковского («узаконенного
дарвинизма»), связанного, прежде всего, с утопической задачей
«тотального технократизма», универсальной преобразовательной
деятельности человека в масштабах Вселенной.

4. Определены утопические элементы в научной концепции
ноосферы В.И. Вернадского, связанные, преимущественно, с идеей
автотрофности.

5. На основе анализа выявленных у русских космистов характерных
утопических идей и концепций прослежена динамика их развития от
религиозного утопизма к научной теоретической футурологии.

Положения, выносимые на защиту. По результатам проведенного диссертационного исследования на защиту выносятся следующие положения:

1. Русский космизм рассматривает мир не только в его данности, но и
с позиции долженствующего быть, что непосредственно связывает его с
утопизмом. Кроме этого, он выходит за рамки классического определения
утопии. В то время как традиционные утопии в большей степени
ориентированы на создание идеального общественного устройства на
Земле, утопии Федорова, Циолковского и Вернадского направлены на
коренное преобразование всего природно-мирового порядка.

2. Утопические идеи Н.Ф. Федорова, К.Э. Циолковского и
В.И. Вернадского могут быть определены как прометеизм, поскольку
власть над пространством и временем, покорение природы, бессмертие
мыслятся ими с позиции человека, обладающего этими идеями, а также
человека, подобного богам, «овладевающего огнем» и способного одним
поступком изменить ход истории и культуры. Прометеизму свойственна
вера в безграничную творческую силу и власть человека над природой.

3. Своеобразие взглядов Федорова, Циолковского и Вернадского
состоит в том, что они стремились достичь симбиоза утопических и

научных идей. Идеал будущего состояния социоприродного универсума дается ими в единстве со стратегией его достижения, то есть проективно, с присущими им верой в неограниченную мощь научного знания и культивированием науки.

4. Утопические идеи в философии русского космизма имеют определенную динамику развития в сторону научной концепции и технократической реальности. В религиозно-философской утопии Федорова намечена лишь тенденция к научному осмыслению реальности и будущего развития человечества, и его проект в целом является утопическим. В технократический утопии Циолковского содержится научно-обоснованная аргументация развития универсума, хотя его учение об обществе будущего и носит утопический характер. Учение о ноосфере Вернадского представляет собой уже не утопический проект, а научно сформулированную материалистическую концепцию, хотя и не лишенную утопических черт.

Теоретическая и практическая значимость диссертации

Представленное в диссертации содержание и проблематика призваны прояснить роль утопических идей в философии русского космизма. Определение утопических идей Н.Ф. Федорова, К.Э. Циолковского и В.И. Вернадского как прометеизм и выявление динамики их развития от религиозно-философской утопии к научной концепции является важным моментом в изучении развития русской философско-утопической мысли.

Выводы диссертационного исследования могут служить основой для дальнейшей разработки проблем, связанных с понятием утопии и утопического сознания, с прояснением роли утопических идей русских космистов в развитии современных течений в отечественной философии, науке и общественной жизни.

Материалы диссертации могут быть использованы при чтении общих и специальных лекционных курсов по следующим дисциплинам: история

русской философии, социальная философия, концепции современного естествознания.

Апробация работы

Различные аспекты темы диссертации апробировались автором на межвузовских конференциях: «Философия Канта и современность» (Москва, РГГУ, 7-8 декабря 2004 г.), «Современные проблемы фундаментальных и прикладных наук» (Москва-Долгопрудный, МФТИ, 25-26 ноября 2005 г.), «Взаимодействие традиций отечественной и западноевропейской философии» (Москва, РГТУ, 6-7 декабря 2005 г.). Диссертация была обсуждена на заседании кафедры отечественной философии РГГУ. Основные положения диссертационного исследования нашли свое отражение в четырех научных публикациях.

Структура и объем диссертации

Структура диссертации обусловлена целями, задачами и принятой методологией исследования. Работа состоит из введения, четырех глав (включающих 17 параграфов), заключения и библиографии, содержащей 152 наименования. Общий объем диссертации – 155 страниц.

Основное содержание работы

Во «Введении» обосновывается выбор и актуальность темы исследования, анализируется степень научной разработанности проблемы, определяются объект, предмет, цель и задачи диссертации, ее методологическая основа. Отмечается новизна диссертационного исследования, актуальность выносимых на защиту тезисов, подчеркивается теоретическое и практическое значение работы, указываются формы ее апробации, структура и объем диссертации.

В первой главе «Русский космизм и утопизм» рассматривается явление космизма, его роль в культуре, выявляются предпосылки

возникновения философии русского космизма, а также раскрываются идеи, под влиянием которых произошло формирование этого философского направления. Здесь же предпринята попытка объяснения мотивов критики “русского космизма” и его положительной оценки.

Выделены основные направления в философии русского космизма -естественнонаучное, религиозно-философское и поэтически-художественное.

Выявлен ряд идей, являющихся типичными для философов-космистов:

1.

идея незавершенности развития мира и человека;
2.

безграничная вера в могущество разума и во всесилие науки;
3.

осознание человеком своего места и назначения во Вселенной, формирование «сверхнового человека», способного влиять на эволюцию мироздания.

Показано, что “русский космизм” непосредственно связан с утопизмом, в связи с чем проанализировано понятие “утопия” и приведены классические дефиниции утопии с определением ее основных признаков

Сделан вывод, что исключительно негативная интерпретация понятия утопии неверна. Утопизм является одним из способов видения мира, который ведет к формированию проектов его совершенствования и, соответственно, не предполагает какой-либо однозначной позитивной или негативной оценки. При этом отмечается, что русская утопия в меньшей степени, чем западная, сосредотачивается на конкретных формах социальной организации. Ее прообразы – братство, солидарность, соборность – заключают в себе преимущественно этический смысл.

Проанализированы сильные и слабые стороны утопии. Раскрыт ее амбивалентный смысл. Проведенный анализ, а также изучение критических взглядов на утопию русских и зарубежных авторов позволили диссертанту сформулировать собственную критическую оценку утопии. В диссертации утверждается, что трактовка утопии только как ложного, иллюзорного и

деструктивного начала не отражает всей полноты этого понятия. Утопию следует рассматривать как феномен, обладающий определенными позитивными и конструктивными функциями. В стремлении к утопическим построениям всегда присутствует гуманизм и благородное желание привести людей и общество к совершенству.

Во второй главе «Религиозно-философская утопия Н.Ф. Федорова» проанализирован проект «общего дела», который выдвинул Федоров. Утопия Федорова не ограничивается описанием общественной и государственно-политической жизни воображаемой страны, что свойственно классическим утопиям, она посягает не на тот или иной общественный строй, а на весь природно-мировой порядок. В основе проекта Федорова лежит дерзкая мечта о полном овладении тайнами жизни, победе над смертью и расселением людей во Вселенной.

Раскрываются религиозно-философские основания утопического проекта «общего дела» Федорова, его полемика с Кантом, Гегелем, Ницше, отталкиваясь от которой он строит свое учение, а также следствия принятия Федоровым таких идей как конец истории Гегеля, времени после Христа в христианстве, возврата к единству жизненного и духовного начал и возврата к единству идеи и действия у Ницше. Этими следствиями являются материализм, христианский натурализм и проективизм.

Критически осмыслена философская система Н.Ф. Федорова, с точки зрения заложенной в ней гипертрофированной веры в разум и в безграничную преобразовательную силу науки, которую он разделяет с мыслителями Просвещения XVIII века и позитивистами XIX века. Здесь прослежено, как идеи этих мыслителей доводятся Федоровым до крайней степени, превращая его учение в утопию.

Раскрывается отношение Федорова к смерти, которую он считает самым большим злом в природе и главным врагом людей. Достижение человеком бессмертия и способности воскрешать всех умерших людей философ считает важнейшими задачами для человечества. Этим задачам

должна служить новая наука, ориентированная на регуляцию, представляющую собой овладение природой в противоположность ее эксплуатации, переустройство самого организма человека, управление космическими процессами, а главной целью регуляции является победа над смертью, установление бессмертного порядка бытия.

Федоров обосновывает принципиальные возможности бессмертия как с физической точки зрения, так и с нравственной. Он считает, что люди должны стать активным орудием воли Бога, желающего восстановления мира в бессмертное состояние. Имманентного воскрешения достигнет по воле Божьей все объединенное братское человечество, овладевшее тайнами жизни и природы. Здесь диссертант подчеркивает «религиозный материализм» философа, переносящего идею воскрешения из сферы религиозной и мистической в сферу реальную.

В этой главе рассмотрен и нравственный аспект проекта всеобщего воскрешения – супраморализм, под которым Федоров понимает долг по отношению к предкам, т.е. их воскрешение как высшую и всеобщую нравственность. Супраморализм требует определенного общественного уклада, который Федоров проектирует, отводя важную роль семье как нравственной единице и общине, которая познает связь с предками.

В основе идеального общества у Федорова лежит полное и совершенное знание и взаимознание, прежде всего, физической и психической природы людей. Федоров разрабатывает материально-символический комплекс деятельности идеальной общины и рассматривает его предназначение в жизни идеального психократического общества.

Утопический проект Федорова является деонтологическим, предполагающим не просто должный мир, но и должное действие. Такой проект демонстрирует неудовлетворенность миром, как он есть, и нацеливание на тотальную перестройку, посредством науки и техники, на мир, каким он должен быть. Проект, таким образом, понимается Федоровым как мост, связывающий существующий мир с идеалом.

В третьей главе «Технократическая утопия К.Э. Циолковского»

рассмотрены утопические идеи К.Э. Циолковского, изложенные им в ряде работ. Определяются причины, побудившие Циолковского к теоретической разработке идеального общественного устройства, раскрыты идеи, положенные в основу построения такого общества, и принципы его организации, роль так называемого “общественного дома” в идеальном обществе, необходимость регуляции браков, путь к социальному совершенству, права людей. В диссертации анализируется смысл, который вкладывает Циолковский в соединение своей социальной утопии с космической экспансией человечества. Рассматривается обоснование Циолковским права человека и “высших существ” на уничтожение “низших форм”, идея преображения и становления бессмертного человека в результате автоэволюции, трактовка возможностей бессмертия.

Раскрывается взгляд Циолковского на человека как микрокосм, имманентный космосу. Идеи Циолковского предвосхищают антропный космологический принцип: если Вселенная породила человека, то человек должен обладать способностью преобразовывать Вселенную. Существование человека, с такой точки зрения, накладывает ограничения и на свойства и на облик Вселенной. Сам факт существования человека делает мир таким, каков он есть. Следовательно, эволюция разума человека должна привести к эволюции самого мира.

Отмечается, что в основе эволюционных процессов у Циолковского лежит воля, высшим проявлением которой является разум. В утопии Циолковского Вселенная наделена волей и подобна Богу, она выступает как творящий, «волящий» и детерминирующий все Абсолют. Вселенная обуславливает не только сущее, но и разум человека.

Вселенная действует опосредованно через высшие формы жизни. В основе деятельности этих высших форм – право на жестокую регуляцию жизни в рамках эволюционного отбора. Право на насилие Циолковский обосновывает биологической необходимостью и высшими целями

эволюции Вселенной, рассматривая его как общий закон развития. Такая позиция Циолковского представляет собой «узаконенный дарвинизм», отрицающий право на жизнь «низших форм», оправдывающий насилие по отношению к ним, обоснованное целесообразностью эволюционного процесса, сверхразумностью Вселенной.

Раскрывается взгляд Циолковского на преобразовательную деятельность человека, направленную не только на внешнюю природу, но и на свою собственную. Человек представляется как промежуточная форма на пути к идеалу и не является венцом творения; со временем человеческий организм принципиально химико-биологически перестроится, и люди преобразуются в разумных «животных-растений», существующих независимо от среды обитания и питающихся лучами солнца. «Сверхновый человек» станет бессмертным, а космос превратится в великое совершенство. Человек будущего займет место Бога, утверждая самого себя в качестве высшей ценности. Он выступает той силой, которая оформляет мир, задает ему цели и направление эволюции.

Четвертая глава «Научные и утопические аспекты учения В.И. Вернадского о ноосфере» посвящена рассмотрению учения Вернадского о ноосфере как утопии и как научной концепции. Поскольку учение Вернадского о ноосфере является продолжением его учения о биосфере, раскрывается смысл этого понятия.

Концепция Вернадского о ноосфере сопоставляется с подобной концепцией Тейяра де Шардена, выявляются сходство и различия этих концепций, анализируется понятие ноосферы у Вернадского и Шардена и рассматриваются различные трактовки ноосферы, предложенные Вернадским. Выявляется отличие реального состояния ноосферы от утопической мечты.

Вернадский считает, что появление и образование на нашей планете живой материи есть явление космического характера, которое прослеживается в отсутствие абиогенеза, т.е. в течение всей геологической

истории живой организм происходит из живого же организма. Появление человека – показатель новой эры в истории планеты. Человек представляет собой небывалую геологическую силу, которая есть разум. Организованная воля его как существа общественного меняет коренным образом биосферу. Эволюция, происходящая в биосфере, приводит к эволюции самой биосферы, которая под влиянием человеческой деятельности (научной, социальной, трудовой) переходит в новое состояние – ноосферу, сферу разума.

Проводится сопоставительный анализ концепций ноосферы Вернадского и Шардена, на основе которого делается вывод, что ноосфера, по Шардену, исполняет вспомогательную функцию, тогда как для Вернадского ноосфера есть самодовлеющая ценность, завершающая фаза исторического развития. Акцентируется внимание на противоречивости характеристик ноосферы у Вернадского. Рассматриваются положения, которые Вернадский считает необходимыми для образования ноосферы, а также ее предпосылки.

Предпринята попытка вычленить идеи ученого, превращающие его концепцию в утопию и дать оценку научной составляющей его учения. В связи с этим рассматривается трактовка Вернадским ноосферы как новой планетной реальности, возникающей в качестве природной среды проявления сознания и, следовательно, неразрывно связанной с перестройкой материально-энергетических процессов биосферы. Предпринимается попытка доказать, что ноосферу Вернадского нельзя свести к явлениям сознания и представлять только как новый идеальный компонент планеты. Автор диссертации считает, что хотя Вернадскому и не удалось избежать известной утопичности в разработке своего учения, его концепцию ноосферы, в целом, можно рассматривать как научно сформулированную, материалистическую концепцию.

В “Заключении” приводятся выводы, которые были сделаны в результате исследования.

Написать ответ