В.С.Глаголев. Философский принцип космизма и разнообразие моделей Космоса

Философский принцип космизма и разнообразие моделей Космоса

В.С.ГЛАГОЛЕВ,
доктор философских наук, профессор МГИМО,
Москва

В настоящее время многоплановые концепции Космоса представлены двумя сосуществующими парадигмами. Первая, восходящая в европейской традиции к Августину Блаженному (если не к Ксенофану) и претерпевшая ряд модернизаций в соответствии с развитием естественнонаучного и философского знания, утверждает существование универсального субъекта как условия целостности и иерархической упорядоченности объективно развертывающихся процессов эволюции восточной мысли, избежавших всестороннего давления позитивистских умонастроений, характерных для Запада в Новое и Новейшее время.
Вторая парадигма не только последовательно изгоняет универсального субъекта из сферы естественнонаучного и социального знания, но и утверждает возможность успешного функционирования безрелигиозной культуры в повседневной жизни общества. Претендуя на последовательное проведение принципа материалистического монизма, она, однако, сталкивается с проблемой объяснения многочисленных «мировых загадок» (начиная с происхождения жизни на Земле) случайным соотношением бесчисленных флуктуаций материальных процессов во Вселенной. Тщательная проверка ее доводов неизменно заканчивается выводом о ничтожной вероятности случайного появления феноменов, материалистически объясняющих решение мировых загадок. Однако в отличие от первой парадигмы материалистическое объяснение космических процессов оперирует конкретными, почти осязаемыми доводами. В этом, по-видимому, состоит секрет ее привлекательности для неофита естественных наук, образ которого впервые появился в России в романе И.С.Тургенева «Отцы и дети». Очевидно также, что первая из парадигм отличается высоким эмоциональным накалом; вторая же отстраняет эмоции как посторонние для дела научного исследования и объяснения. Наконец, для последовательно материалистической альтернативы остается открытым вопрос: являются ли закономерности Космоса порождением определенного уровня научного знания? Или же возникает вновь вопрос об источнике этого порядка.
В захватывающем душу изумлении перед многообразием космических процессов сохраняется потрясение загадочностью и красотой звездного неба над головой, равно как и требовательностью нравственного закона в душе человеческой. В свое время об этом писал Иммануил Кант. Философское восприятие Космоса предполагает, в соответствии с точкой зрения великого философа, отношение взаимодополнительности гигантских космических расстояний и пространств, являющихся ареной зарождения, развития и гибели небесных тел, и нравственно-эстетических измерений души человека, познающего загадки мироздания.
Физические модели космических процессов за минувшее столетие неоднократно видоизменялись и радикально пересматривались в соответствии с новейшими достижениями астрономии, астрофизики и ядерной физики, новыми подходами в области общей физической теории. Поистине драматический характер «жизни» физических идей последнего времени обстоятельно освещен в воспоминаниях А.Д.Сахарова («Физика глазами моего поколения»), которые охватывают эволюцию теоретических представлений в физике с начала 1940-х до середины 1980-х годов. Интенсивность разработки и смены парадигм в этой сфере знания сочеталась с непрерывной работой над сохранением базовых положений и неконтролируемых процессов научной практики. Новые теоретические модели как бы «распирали» рамки того физического знания, которое представлялось достаточно прочным и четко очерченным в своих исходных принципах и постулатах.
Уместно заметить, что представления о гигантских массах и гигантских скоростях космических процессов опираются помимо астрономических наблюдений на результаты экспериментального изучения элементарных частиц. По всей видимости (и, добавим, к счастью), у человечества нет другого пути изучения Вселенной, кроме этого, достаточно опосредствованного в своей основе. В результате определилось отношение конгруэнтности процессов, протекающих, с одной стороны, на уровне макро-, а с другой – на уровне микрокосмоса.
Взаимосвязанность разномасштабных явлений и взаимообусловленность их дают о себе знать и в других сферах. Например, – в соотношении эволюции жизни на Земле и физико-химических механизмов генетики живых организмов. Как ни парадоксально это звучит, но можно утверждать, что живой организм представляет собой разновидность макромира (по отношению к функционирующим в его составе молекулам со свободными радикалами и к другим его компонентам физико-химического уровня). К тому же при переходе от одной сферы геокосмических процессов к другой изменяются ракурсы рассмотрения объектов изучения. Так, жизнь человека на Земле, да и жизнь на Земле вообще, является с точки зрения современных физико-химических представлений некоторым частным, предельным случаем взаимодействия ряда систем и процессов. Хотя и с точки зрения астрофизики она не может быть отнесена к макрокосмическим феноменам. Жизнь вместе с тем не поддается объяснению с позиций изучения микроскопических процессов, скажем, взаимодействия элементарных частиц. Молекула ДНК и клетка представляют собой образования, условно говоря, «промежуточного уровня» между физическим космосом и космосом живого организма.
К настоящему времени стала очевидной зависимость уровня биологических процессов от космических пертурбаций и проявлений тех или иных «возмущений» потоков элементарных частиц. В свою очередь, изучение химией микромолекулярных процессов позволяет прояснить многие из особенностей протекания собственно биологических процессов.
Углубление наших знаний о внешнем (физическом и организменном) космосе усиливает позиции тезиса, согласно которому жизнь уникальна для условий Солнечной системы вообще и, вполне возможно, для Вселенной в целом. Отсюда – один шаг к обоснованию не только этическими, но и естественнонаучными доводами позиции А.Швейцера, провозгласившего еще в 1920-х годах принцип «благоговения перед жизнью» в качестве стержня не только для любой сколько-нибудь перспективной философской, этической, религиозной или научной системы, но и для их практического применения. Лишь при следовании этому принципу у человечества появляются шансы сохранить жизнь на Земле в тех формах, которые приемлемы для условий человеческого существования. А вот пример иного рода: один из советских заводов, производивших ядерные реакторы для подводных лодок со второй половины 1950-х годов, столкнулся с поколениями тараканов-мутантов, размером до 10 см, которые к тому же были любителями краски с примесью кадмия. Но может ли этот естественнонаучный факт утешить человечество, поставившее себя на порог самоуничтожения?
Помимо ракурсов, в центре которых находятся физические и биологические процессы во Вселенной, с научной и практической точек зрения существенно внимание к процессам, протекающим на уровне индивидуального сознания. Здесь налицо тесная связь ориентировочных и когнитивных, эмоциональных и рациональных компонентов. Космос человеческого сознания, связанный с биологическими предпосылками и непрерывно разворачивающийся – от первых жизненных впечатлений новорожденного к становлению в игровой деятельности основ самосознания у совсем еще маленького ребенка, – завораживает своей исключительной сложностью, непрерывными периодами противоречий внутренней духовной жизни. Это горечь, боль, радость, праздник и трагедия, которые поистине, по словам Э.Хемингуэя, «всегда с тобой». Ритмы индивидуального сознания зависят вместе с тем от биофизических ритмов Солнечной системы, а в более широком смысле – вибрируют от «дыхания» Вселенной.
Интерсубъективное взаимодействие составляет еще один уровень социальной жизни на Земле: оно, как известно, имеет особую ценность для человека. «Счастье, – говорит герой-подросток из фильма “Доживем до понедельника”, – это когда тебя понимают». Мир этого взаимодействия строится как на вербальном, так и на образно-метафорическом, знаковом материале. Проявление, устойчивое выражение и постижение внутренней жизни партнера по общению составляет его фундаментальный смысл и основное содержание. Опосредованность сферой культуры непосредственных контактов придает им особую весомость, амбивалентность, неоднозначность в выражении и постижении многоплановых устремлений духовной жизни каждого из живших и живущих на Земле людей.
Мир человеческих взаимоотношений в его многоуровневых проявлениях иерархии человеческих потребностей (А.Маслоу) – также особая и достаточно загадочная сфера общественной жизни. Здесь свои макро- и микрообразования, свои «галактики», «звезды» и разновидности «планет». Его центрами остаются человеческие личности: разного темперамента, устремлений, вкусов, волевых, эмоциональных и рациональных возможностей. Они формируются на основе интериоризации и дальнейшего развития достижений мировой культуры (в максимально широком значении этого понятия, охватывающего «приращения» материальных и духовных ценностей общества – независимо от этноса, страны, региона). Их поддерживает и вместе с тем ограничивает в своих возможностях конкретный мир непосредственного и опосредованного человеческого общения, имеющий свои стереотипы, структуры, уровни и другие средства организации и поддержания интереса людей к своим «ближним» и «дальним». В работе человек удовлетворяет как свои элементарные нужды, так и потребности самого высокого уровня, включая страсть к познанию и творческой деятельности.
Мир человеческих взаимоотношений, включающий вербализированные формы культуры и ее духовное содержание, преломляющееся во внутренней жизни личности, – особое, хрупкое и вместе с тем тяготеющее к самовоспроизводству измерение человеческого существования (сопоставимое по своей сложности и многоплановости процессов с физическим и биологическим космосом, но, к сожалению, отличающееся от него по продолжительности индивидуальной жизни каждого из его носителей, да и по длительности существования на Земле социальной жизни как таковой). В то же время мир культуры, упорядочивающий и организующий, до известной степени, стихийные импульсы социальной жизни, имеет свои, относительно самостоятельные проявления и ориентиры. Он, в частности, вербализирует и систематизирует наши знания о каждом из упомянутых ранее проявлений космической жизни, параллельно выявляет особенности их взаимозависимостей и взаимодействий. Культура способствует развитию их познания и – через познание – максимально достижимых человеком конкретных условий адаптации к разнообразным ситуациям. Она же ориентирует человечество на деятельность в этих условиях путем соблюдения величайшей осторожности к спонтанным проявлениям в природных и общественных системах опасных для него негативных тенденций. Обучая новобранцев, командиры говорят, что воинские уставы написаны кровью. За осознание необходимости соблюдать осмотрительность и осторожность человечество уже заплатило (и продолжает платить) дань бесчисленными жизнями, здоровьем, болезненными стрессами и срывами. Его поступательное движение по пути прогресса сопоставимо с путешествием по «зоне» героев фильма А.Тарковского «Сталкер».
Итак, спецификации уровней Вселенной и человеческого общества имеют определенные иерархии и достаточно разнообразные и разветвленные «горизонтальные» проявления. Подобный подход реализуется в спектре более конкретных вариантов описания материальных и духовных процессов. Так, член-корреспондент РАН А.М.Кузин полагает, что Душа человека есть реально существующее нематериальное начало. Она состоит из информации, аккумулируемой человеком в течение всей жизни из окружающих материального и духовного миров, создаваемых его трудом и творчеством.
По мнению А.М.Кузина, информация фиксируется в материальных субстанциях, но не сводится к ним. И тем более, она не тождественна им: информация о чем-то не есть это что-то. Душа же является высшей из известных человеку форм развития информации. Знания собственной души экстраполируются человеком на других людей, в результате чего создается реальный духовный мир общества, столь же достоверно существующий, как и материальный мир. Информация, согласно А.М.Кузину, – духовное начало всей Вселенной. В ее проявлениях он выделяет следующие этапы:

1. Физико-химическая информация.
2. Генетическая информация.
3. Рецепторная информация.
4. Усложняющая информация от простейших к миру животных и растений.
5. Душа человека и Духовный Мир Человечества как высшая форма развития информации [1].

Предельно широкие посылки толкования природы Вселенной предполагают выбор предельных же границ исходных предпосылок его теоретического обоснования. Эти предпосылки (метатеоретические по своему характеру и функциям) имеют логическое, рациональное содержание применительно к более частным положениям. Но сами по себе они являются сложным сплавом допущений, предположений и эмоциональных переживаний выбирающего субъекта (ученого-космолога, физика-теоретика, биохимика, решающего проблему происхождения жизни на Земле и др.). Покойный академик Б.В.Раушенбах утверждал, что человек, которым владеет религиозное чувство, «не просто допускает существование внелогичного знания, а убежден в его первостепенной важности» [2; 3]. Однако этому внелогическому феномену, как правило, придаются научные, то есть логически содержательные характеристики: источника всей информации, сверхличностного Первоначала, занимающего основополагающее место в иерархических образованиях Вселенной [4]. Правда, более скрупулезные в своих суждениях ученые наделяют этот духовный феномен преимущественно эмоциональными свойствами. Так, академик А.Д.Сахаров отмечал: «Я не могу представить себе Вселенную и человеческую жизнь без какого-либо осмысляющего их начала, без источника духовной теплоты, лежащего вне материи и ее законов. Вероятно, такое чувство можно назвать религиозным» [5, с. 128]. Можно согласиться с данным суждением внелогического плана, чрезвычайно значимым, однако, эмоциональным, особенно для исследователей с творчески содержательным полетом воображения.
Изучая разнокачественные феномены, детализируя их, изменяя ресурсы их исследования, нельзя упускать из виду целостность мира как единства его специфических аспектов. Эстетические аспекты физического космоса и живой природы дают дополнительные характеристики обсуждаемым процессам. Так, живопись Н.К.Рериха расширяет и углубляет представления о необыкновенной сложности, гармоничности, целостности и насыщенности мировых процессов, о тех неожиданностях (в том числе и зловещих), которые они таят в себе (как и космос человеческого духа и создаваемой им культуры). Символом этой неожиданности, где присутствуют затаенные угрозы человеку, был (и остается) фильм А.Тарковского «Солярис». В нем развернута тема мучительного становления космического самосознания землян: сквозь противоречия, заблуждения, упорствование в сохранении традиционной для земного сознания жесткости и т.д.
Космос противостоит и будет противостоять Хаосу. Последний – не просто размытость, неопределенность, бесформенность, «смазанность» тенденций и броуново движение хаотических направленностей. Хаос – исток, основа, почва, «подпитка» порядка Космоса, если вспомнить античную традицию. В этом он не просто противостоит Космосу, но и внутренне связан с ним, составляя его органическую предпосылку. Хаос – субстрат Космоса; Космос складывается из первоначальной неопределенности последнего. Хаос – угроза космической организации, способная поглотить и растворить ее наиболее нежные, хрупкие и самые высокоорганизованные ростки.
Чрезвычайно важны временные и пространственные характеристики Космоса. Для физических процессов имеют значение миллионные доли секунды; для человека генетически возможна продолжительность жизни до 150 и более лет; геологические процессы растягиваются на десятки, а то и сотни миллионов лет. Пространственные же характеристики тесно связаны с временными, равно как и с особенностями направленности движения тех или иных его составляющих.
Перечисленные параметры характеризуют Космос в соответствии с раскрытой исследователями определенной логикой его структурной организации.
Несомненно плодотворное значение идеи имманентности элементов, тенденций, факторов эволюции как Космоса в целом, так и его конкретных спецификаций. При этом уместно помнить, что каждый из элементов имел начало, имеет или будет иметь период расцвета и, скорее всего, свое завершение. В ходе эволюции осуществляется то, что Гегель называл «внутренней мерой», которая реализуется по-разному в разных структурах и проявлениях процессов, сопряженных между собой. Так, оперативная содержательность сознания человека во многом определяется фундаментальными параметрами физиологического состояния его организма, который своей высшей нервной деятельностью оказывает на физиологию прямое влияние.
В свою очередь, продуктивность сознания человека предполагает и определенную меру усвоенной им культуры. Участники конференций, посвященных А.Д.Сахарову, вспоминали (уже после смерти академика) характерную для него и многократно им проявленную особенность мышления. Во время серьезных научных симпозиумов он часто казался рассеянным или сосредоточенным на каких-то своих делах, не имевших прямого отношения к тому лесу формул и уравнений, с помощью которых обосновывалось решение очередной крупной теоретической или прикладной проблемы ядерной физики. Но в какой-то момент его замечание в адрес докладчика: «Здесь у Вас ошибка!» – вызывало замешательство не только автора сообщения, но и всей аудитории. Когда же, по настоянию А.Д.Сахарова, перепроверялся ход уже изложенного теоретического построения, всплывала его некорректность, упущенная всеми слушателями, но подмеченная невнимательным, казалось, к докладу ученым.
У Андрея Дмитриевича еще в студенческие годы сложились навыки автоматизированного («компьютерного») счета тогда, когда вводились его исходные условия. Нарушение базового условия логичности этой операции отмечалось, по всей вероятности, на уровне подсознания и воспринималось как сигнал психологического дискомфорта. Здесь давал знать о себе скорее всего принцип меры: в форме эмоционально значимого, но первоначально рационально не обоснованного сигнала.
С категорией меры связано эстетическое совершенство. Слова Нильса Бора: «Эта теория, по всей видимости, не будет работать: она некрасива» – относятся и к фундаментальным проявлениям природных закономерностей. При этом, однако, нельзя забывать, что человечество проецирует на Космос достигнутый им уровень эстетического освоения мира, сосредоточенный, прежде всего, в пределах тончайшей (в сравнении с масштабами Космоса) пленки жизни на Земле человеческого духа. Несомненно доминирование в этом освоении «земных» координат разнообразной – материальной и духовной – деятельности. При всех попытках преодолеть его сказочными представлениями и футурологическими построениями ракурс землянина был и остается основополагающим. Природные же процессы сами по себе (вне их оценки человеческим сознанием и практикой) имеют конкретно-исторические измерения. Эволюция Космоса и история человечества – системы разнопорядковые, лишь частично соприкасающиеся при взаимодействии. При этом исходным моментом остается зависимость базовых условий человеческого существования от благоприятного соотношения космических влияний на него.
В отношении человека к Космосу важна констатация не только его принципиальной познаваемости, но и постижения узловых структур его сорганизованности, механизмов взаимодействия его основных компонент. Параллельно вырастает ряд теоретико-идеологических допущений, рискующих – при утрате критичности их восприятия – обратиться в мифологемы, препятствующие успешному ходу познания. Нельзя недооценивать значение их компенсаторных функций для общественного сознания: они нередко придают уверенность человечеству перед лицом бесконечного многообразия и переменчивости процессов во Вселенной. Вместе с тем приходится помнить, что эти духовные образования целесообразны лишь до тех пор, пока они не становятся препятствием на пути Разума, ищущего Истину в джунглях заблуждений. Следование принципу познаваемости Космоса как непрерывному нарастанию содержательного, разнообразного и все более глубокого знания позволяет развернуть онтологическую, методологическую, гносеологическую и аксиологическую структурированность наших знаний о Вселенной.
Желательна, понятно, предсказуемость состояний Космоса. Знание последовательности смены этапов космических процессов и взаимосвязей, между ними существующих, позволяет систематизировать не только исследовательскую деятельность, но и определенные участки медико-профилактической, хозяйственной и т.п. работы. Кроме того, такое знание помогает адаптироваться к неблагоприятным ситуациям, «подпитываемым» Космосом.
Проективный и философско-теоретический подходы к Космосу получили, как известно, наиболее законченное воплощение в идеях П.Тейяр де Шардена, В.И.Вернадского, К.Э.Циолковского, Л.Н.Гумилева, Е.И. и Н.К. Рерихов и других мыслителей. Старшие Рерихи обсуждали метатеоретические проблемы постижения Космоса как целостно и многопланово развивающиеся процессы. Их идеи – неотъемлемая часть человеческой культуры, обратившейся к звездам, к иным, далеким от нас мирам и обеспечившей исключительную содержательность («емкость») теоретических и образных представлений об этих процессах. Их идеи сохраняют свое значение для утверждения нравственных, философских и научно-методологических принципов диалога человека с Космосом и оставляют достаточно простора для концепций умеренно оптимистического, позитивистского активизма.
В заключение уместно отметить, что принцип Космоса является базовой метапосылкой рассуждений о взаимосвязи процессов, протекающих во Вселенной. Если понятие «Вселенная» характеризует Универсум с онтологической точки зрения, то понятие «Космос» акцентирует внимание на взаимосвязи структурно-функциональных процессов в нем, включая структуры и функции человеческой жизни, сознания и деятельности. Параллельно в этом понятии более систематично, чем когда речь идет о Вселенной, проступают гносеолого-методолого-аксиологические аспекты исследования Универсума.

Литература

1. Кузин А.М. Духовное начало во Вселенной // Вопросы философии. 1988. № 8.
2. Раушенбах Б.В. Пристрастие. М., 1997.
3. Раушенбах Б.В. Религия и нравственность // Знание. 1997. № 1.
4. Кулаков Ю.И. Синтез науки и религии // Вопросы философии. 1999. № 2.
5. Сахаров А.Д. Мир, прогресс, права человека. Статьи и выступления. Л., 1990.

Написать ответ